Как Сигулда перебежала дорогу Ленинграду



Спортивные базы, построенные в бытность пребывания Дауманта ЗНАТНАЙСА на посту главы Спорткомитета Латвии, - лучшая ему рекомендация. Санно-бобслейная трасса в Сигулде, соревнования на которой проводятся по сей день, занимает в этом ряду особое место. И неудивительно, ведь борьбу за нее пришлось вести на уровне Политбюро ЦК КПСС.

Начиналось это так "Кабинет председателя Спорткомитета Латвии я занял сразу после Олимпиады-80 в Лейк-Плэсиде, где нашей саночнице Вере Зозуле удалось завоевать первое в истории республики "золото" зимних Игр, - вспоминает Даумант Знатнайс. - Надо ли говорить, каким это было событием для всех нас и какой придало импульс развитию санного спорта. Сразу начали говорить о строительстве в Латвии собственной трассы, ведь единственное на всю страну подобное сооружение, в Братске, было далековато, тренироваться там могли далеко не все желающие.

Идею строительства, как было принято в то время, одобрил вначале партийный руководитель республики Август Восс, затем - Москва. Первопроходец латвийских санок тренер Зозули Валдис Тиликс, много ездивший по свету и повидавший большое количество подобных трасс, подсказал проектировщикам, какие нюансы следует учесть в работе и как лучше привязать объект к местности. Словом, дело пошло. И когда посетивший Ригу с визитом председатель Спорткомитета СССР Сергей Павлов, ознакомившись с тем, что уже было сделано, и побывав на месте будущей трассы, пообещал нам всяческую поддержку, мы и вовсе успокоились...".

И тут встал Романов...

Но, как оказалось, завозить в Сигулду технику и начинать готовить площадку под объект было рано. Последнее слово принадлежало Политбюро ЦК КПСС, без которого в огромной стране не могла быть начата ни одна сколько-нибудь значимая стройка. И когда его членам было доложено о дислокации будущей трассы и прочих сопутствующих моментах, первый секретарь Ленинградского обкома партии Григорий Романов недоуменно произнес: "Позвольте, товарищи, как вы все знаете, мы собираемся вскоре выставить кандидатуру своего города на право проведения зимней Олимпиады, а один из важнейших олимпийских объектов вы намереваетесь отдать Латвии. Недальновидно как-то ...".

Член Политбюро Арвид Пельше, который, казалось, должен был поддержать свою родную республику, занял нейтральную позицию, и в результате нас забаллотировали. Узнав об этом, я тут же отправился к предсовмина Рубэну. Юрий Янович при мне позвонил Павлову, задав тому всего один вопрос: "Сергей Павлович, ведь вы же обещали нам всемерную поддержку, как же так?" Его собеседник не стал оправдываться: "Поверьте, для меня это было не меньшей неожиданностью, чем для вас. Но не все еще потеряно".

Мне неведомо, на какие рычаги нажимал председатель Спорткомитета СССР, с кем встречался и чьей поддержкой пользовался, только вскоре высокие партийные мужи решили поделить новостройки по-братски и не ссорить латышей с ленинградцами: тем отдали большой прыжковый трамплин в Кавголово, нам, как первоначально и намечалось, - санную трассу. И ведь что любопытно: ни одна из намеченных тогда к строительству зимних спортбаз, а кроме названных в этот список входил конькобежный стадион с искусственным покрытием и еще один трамплин, так и не была сооружена. За исключением Сигулдской.

Дело шло со скрипом.

Гладко не получилось даже на бумаге. Первоначально в проекте, а за основу был взят германский вариант, не было никакой эстакады. Когда начали согласовывать и считать, то увидели: желоб мелкий да и расположен низковато. Отправили группу специалистов с целью посмотреть на те трассы, что уже действовали в Европе, и попытаться перенести лучшее на латвийский рельеф. Один из московских профессоров математики, входивший в состав Федерации санного спорта Союза, сделал свои расчеты, после него югославские строители, коим было доверено возведение нашей трассы, внесли свои коррективы, и уже этот проект получил воплощение.

Вообще-то сделать подарок спортсменам Латвии вначале хотели местные строители, но когда детально вникли в чертежи и узнали, что работа предстоит чуть ли не ювелирная, где допуск в миллиметр может оказаться роковым, соорудили только бетонные конструкции и прочие несущие детали. Остальное, а вернее, то, по чему, собственно, мчатся сани, - желоб - дело рук югославских строителей, имевших подобный опыт в олимпийском Сараево.

В 1989 году весной санно-бобслейная трасса в Сигулде была сдана в эксплуатацию, а еще через год группа ее создателей, в том числе и Даумант Знатнайс, без чьего личного участия стройка, уверен, затянулась бы, удостоилась премии Совета Министров СССР - высокой по тем временам награды.

Вспоминая долгострой рижской гостиницы "Латвия", первоначальная смета на которую была многократно превышена, спрашиваю у своего собеседника, как все было в случае с Сигулдской трассой. Оказывается, что строители уложились в рекордно короткие сроки - 3 года - и вписались в выделенные на него из всесоюзного бюджета 10 миллионов инвалютных рублей и 3 миллиона долларов.

Теперь акценты поменялись "На момент начала строительства многие сходились во мнении, что трасса должна в равной степени служить интересам как саней, так и стремительно набирающего разбег советского бобслея, - продолжает Даумант Знатнайс. - Но практика уже существующих трасс показала, что главенствовать должно что-то одно, и поскольку в санном спорте уже были свои чемпионы, решили отдать приоритет ему. То есть саночники могли проводить в Сигулде любые соревнования, вплоть до мировых первенств, бобслеисты - только тренироваться. И поэтому когда порой доводится слышать, что трасса, мол, хоть и хорошая, но какая-то не такая, я готов доказать, что это не более чем дилетантские утверждения. Трасса полностью соответствует для экипажей-двоек и четверок. Правда, не начинающих, а имеющих определенные навыки и опыт. И если бы сегодня в нее вложили некоторые средства, а в зимнее время требуется всего на несколько сантиметров нарастить борта желоба, в Сигулде можно было бы устраивать и этапы Кубка мира. Но получать валюту и почти полгода тренироваться и выступать в Европе, США и Канаде куда интереснее, чем у себя дома. У спорта нынче иные акценты...".

Автор: Валерий РОЙТМАН, Телеграф

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha