Слова у подножия мысли



Записки новичка Андрея Битова изданы в уже знакомой читателям серии Палитра, основанной в 1995 году московским издательством Локид.

Само название - Палитра - предполагает разнообразие: стилей, взглядов, дарований. В этой серии уже вышли книги известнейших прозаиков России: В.Токаревой, Л.Петрушевской, С.Довлатова и других, а также тома современной западноевропейской литературы - Маргерит Дюрас и Жоржи Амаду.

В книгу А.Битова - одного из самых прославленных писателей-интеллектуалов, - вошли его ранние, наименее известные произведения: Записки новичка и Он - это я (юношеский роман).

Внимание читателя и в этой, ранней, прозе Битова удерживает не интрига. Сюжет, даже в романе, если вообще эту тонкую канву повествования можно назвать сюжетом, - прост до примитивности. Он - это я представляет собой биографию молодого человека, переживающего становление в середине ХХ века.

В Записках новичка две главки называются скромно репортажами, а так как речь идет о поездках, творческих командировках газетчика, то, похоже, сам автор считает свои Записки очерками. На самом же деле это, наверное, промежуточный жанр. Простой пересказ реальных событий - маршруты, цели командировок, встречи с людьми, - перемежается непростыми размышлениями.

Обаяние пересказа - в молодом, чудесно-наивном мировосприятии; причем писатель уже умеет дистанцироваться от своего героя, замечает: "... детство, может, то немногое, чего не следует стыдиться...".

В записках о командировке к другу детства - знаменитому вулканологу автор посвящает несколько абзацев специфике редакционных заданий, рассказывая, что требуются материалы то о строительстве коровника, то об экономии кожи при закройке обуви, помощи ученых в этом вопросе... Можно здесь усмотреть сходство с Сергеем Довлатовым, также трудившимся на поприще советской журналистики и изображавшим с неподражаемой улыбкой ее лживость и смешную глупость, типичные для определенного места и времени, - но и непреходящие. Битов тоже пишет с улыбкой, но и с серьезным желанием докопаться до какой-то глубинной сути, - неосуществимым, потому что суть эта нередко была явлением временным и быстро забылась, потеряла значение. В Записках привлекает больше страсть ума, их чтение требует интеллектуального напряжения.

Усилия, направленные к постижению сути вещей, видятся в своеобразных, мудрых рассуждениях, например, о спорте - о чемпионах, о лидерстве вообще. Автор вспоминает, с каким сильным чувством пел в детстве Варяга и думал, что поет прекрасно, но "Марьстепанна" сказала: "Ты опять орешь, не мешай всем петь". И он заозирался, собираясь обратить гнев на кого-то, но нет, не кому-то она это сказала - ему. "Так я впервые ощутил несоответствие, несовпадение внутреннего чувства и его выражения, столь сильное в жизни. ... до сих пор для меня самое большое мучение, что еще ни разу, ни единого, не выразил я что-либо точно, на том пределе, который ощущал, и где-то глубоко у подножия мысли барахтаются мои слова...".

Та же мысль о совпадении с "я", о полноте использования своих возможностей и в рассуждениях о лидерстве в спорте. "Люди... всего лишь свободно и до конца занятые тем, чем они заняты, способны настолько полно выявить заложенные в них возможности, что вдруг оказываются первыми. ... Спорт - абстракция человеческих усилий и достижений, мысль о жизни".

В том же ключе размышления о профессии журналиста, чья жизнь на 10-12 лет короче, чем у людей других профессий, потому что "не может пройти бесследно эта бесконечная смена миров"; и о любом другом деле, о "глубине и бесконечности... любого предмета этой жизни".

Автор: Ирина Цыгальская, специально для Диены, Диена

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha